Центр социальной реабилитации инвалидов «Березень»

Тульская региональная общественная организация

+7 (4872) 33-97-80

E-mail: berezen71@gmail.com

  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     

Трудный путь в мир равных возможностей

Елена Костяновская стала предпринимателем не от хорошей жизни – в начале девяностых её, специалиста с высшим образованием, работавшую в тульском исполкоме, сократили. Вместе с мужем – художником-реставратором по металлу Костяновская решила, что можно попробовать шить обувь. Супругу, умевшему работать с кожей, помогал друг семьи, профессиональный обувщик. Он-то и был первым инвалидом «Березени». Первые 15 пар сшили дома, на одной машинке. Вырученных средств хватило на то, чтобы снять помещение и зарегистрировать АОЗТ.

Наверное, инвалиды чувствуют настороженное отношение со стороны общества и поэтому стараются держаться вместе: помочь знаниями и опытом молодой артели согласились друзья обувщика. Достаточно вспомнить те годы, чтобы понять насколько трудно тогда было найти работу здоровому человеку. Не говоря уже о страдающих эпилепсией, или не передвигающихся без костылей. Штат «Березени» пополнился ещё двумя мастерами – им просто невозможно было отказать. С деньгами было настолько плохо, что приходилось снимать помещения в полуподвалах, с провалившимися полами. После того, как СЭС в очередной раз закрыла «Березень», удалось найти помещение в здании общества инвалидов. Вспоминая тот период, Костяновская отмечает, что психология с тех пор изменилась и иждивенчества, особенно среди социально незащищённых категорий стало гораздо больше. Может быть, просто время было настолько тяжёлое, что стоял вопрос физического выживания, но вскоре в «Березени» работало уже 30 человек, из которых только двое были абсолютно здоровы.

Доля инвалидов в «Березени» никогда не падала ниже 80% - иначе акционерное общество утратило бы преференции и льготы, существовавшие до недавнего времени. Необходимо объяснить, что работа с инвалидами очень специфична, поэтому наличие льгот становится действительно вопросом выживания предприятия. Эффективность работы инвалидов, получивших группу с детства по причине психических расстройств, или задержек в развитии - не более половины от производительности здорового работника той же квалификации. Они быстро утомляются, и им приходится сменяться через несколько часов. Инвалидность накладывает отпечаток на психический рисунок личности, что в свою очередь возвращается болезнями на физическом уровне – инвалиды болеют гораздо чаще здоровых. По российским законам человек с любой группой инвалидности имеет право на бюллетень сроком до 4 месяцев, а для бизнеса это равноценно потере работника.

Елена Костяновская вспоминает, что тогда брала на работу всех, у кого была хотя бы минимальная квалификация. Уже потом, после нескольких инцидентов, напрямую угрожавших жизни, был введён отбор по заболеваниям. Позже «Березень» обзаведётся и собственным психологом (правда на волонтёрской основе) и комнатой психологической разгрузки, в 90-х же об этом не могло быть и речи. Небольшие прибыли съедал ещё и рэкет, которому приходилось платить вплоть до недавнего времени.

Когда были перебои с деньгами – отдавали натурой: уже позже, после расширения ассортимента услуг, тульский криминалитет бесплатно стригся, ремонтировал обувь и подшивал брюки руками инвалидов. Когда после очередного закрытия по санитарным соображением, Елена Костяновская, никогда, ни у кого и ничего не просившая, провела несколько суток в приёмной мэра Тулы и добилась предоставления организации инвалидов отдельного помещения и положенных льгот. Правда, помещение находилось на окраине города, около оптовых складов, куда и здоровому человеку нелегко и долго добираться. Но единоличным решением мэра оно было освобождено от арендной платы и поэтому выбирать не приходилось.

 

Всего лишь два фактора: безвозмездная аренда и законные льготы по федеральным и местным налогам способствовали бурному росту. Возникла парикмахерская, ремонт одежды, фотостудия, вдобавок к пошиву обуви открылся её ремонт с приёмными точками по городу. Машины у «Березени» никогда не было и калекам приходилось два раза в недели собирать обувь в мешки и на себе, общественным транспортом отвозить её в мастерскую на окраине. После недолгого «процветания» снова наступили тяжёлые времена: рынок заполонил дешевый китайский ширпотреб и шить качественную обувь стало невыгодно. Упали обороты и у ремонта - дешевле стало купить новую пару недолговечных ботинок, чем чинить старые.

Если опустить детали и посмотреть на шестнадцатилетнюю историю «Березени» остаётся только удивляться, как усилиями небольшой группы единомышленников, возможно, было не опустить руки находясь в постоянной обороне от тех, кто по идее должен был бы помогать. Во-первых, требования СЭС, пожарных и прочих служб к предприятиям, использующим труд инвалидов гораздо жёстче. По санитарным требованиям инвалидам требуются больше площади для работы, а это увеличение накладных расходов и падение рентабельности. «Инвалидские» предприятия подвергаются проверкам в два раза чаще, чем обычные – видимо, Костяновскую, получившую уже два президентских гранта на развитие мастерской продолжают подозревать в эксплуатации труда инвалидов и жестоком к ним отношении. В обязанности проверяющих входят и опросы персонала, а ведь психически неуравновешенный, или неполноценный человек может под влиянием момента сказать всё что угодно. К предписаниям и штрафам в «Березени» давно уже относятся философски…

С отменой в начале 2000-х годов льгот предприятиям с участием инвалидов, пояса пришлось затянуть ещё туже. Постоянно происходят попытки выселить «Березень» из помещения, в котором сейчас работают и фактически живут, приходя как в родной дом, 18 инвалидов. Оно и понятно – по требованиям пожарных в нём должны быть и есть три отдельных входа, а это ведь так удобно для мелкооптового склада-магазина! Когда над судьбой «Березени» в 2005 году в очередной раз нависла угроза выселения, Елена Костяновская и ещё четверо её коллег объявили голодовку. Были проиграны три суда, кассационная жалоба и только чудом, за несколько часов до прихода судебных приставов, помещение удалось отстоять. Причём сделать это исполнительному директору Костяновской удалось тайком от большей части коллектива: если бы все работники с « букетом заболеваний» узнали об этом – последствия стресса могли бы быть непредсказуемыми и даже непоправимыми.

После получение в течение двух лет подряд президентских грантов «Березень» и тульские власти находятся в состоянии вооружённого нейтралитета. Формальный повод для расторжения договора аренды (выкупить площади не удалось ввиду окончания кампании по приватизации) найти можно всегда. Но Елена Костяновская уверена в том. Что помещение удастся отстоять. Более того, она готова экстраполировать свою бизнес-модель на другие районы Тулы и даже по стране. И это понятно: за годы просчитано всё до десятых долей процента: варианты дифференциации выплаты заработной платы, различные схемы оплаты труда и выплаты налогов, пути минимизации расходов, сезонность разных сфер бытового обслуживания, оптимальные скидки социально-незащищённым гражданам, стимулирующие поток клиентов и не позволяющие работать себе в убыток, доля прибыли, возвращающаяся на социальные нужды.

Кстати, о «социалке»: по российскому законодательству инвалиды по психическим заболеваниям не имеют права отдыхать в санаториях и на турбазах. Поэтому Костяновская организует отдых своих необычных тружеников сама, на деньги предприятия, то есть, фактически – на свои деньги. Каждое лето устраивается лагерь на Куликовом поле, где совместно с музеем ребята занимаются историческими реконструкциями, участвуют в археологических раскопках, играют, отдыхают. Часто происходят экскурсии по городу, много раз ездили в Ясную Поляну, Шамордино, Оптину Пустынь. Всегда отмечаются дни рождения и дни Ангела – символическими подарками, чаепитием с тортиками. Текучесть кадров стремится к нулю – большинство работает в этом необычном месте с тёплой семейной атмосферой свыше десяти лет, а те, кто обучается и находит место поближе к дому, всё равно возвращаются. Даже просто чтобы пообщаться. Костяновская прекрасно понимает, что большинство её работников никогда не узнают, а скорее всего, ввиду специфики своих недугов, просто не поймут, какое количество сил было потрачено за полтора десятилетия. Она считает нормальным знать, что происходит у каждого в семье вплоть до дальних родственников, встречаться с родителями, уговаривать, воспитывать, даже быть жёсткой. По её убеждению у людей, столкнувшихся в своей жизни с тяжёлой болезнью меняется психология, и только они сами могут понять таких же как они. Наверное, она права, иначе, чем объяснить абсолютное равнодушие общества к людям с ограниченными возможностями?

Оборот «Березени» в 2008 году приблизится к трём с половиной миллионов рублей, а прибыль, с учётом всех затрат минимальна и не способна покрыть затраты на расширение предприятия. По мнению Костяновской, подобные комплексные точки по бытовому обслуживанию, трудоустраивающие инвалидов и оказывающие услуги социально-незащищённым слоям населения, могут быть открыты ещё в пяти районах города – она уже выбрала и проанализировала все эти места. По бизнес-плану Костяновской, они должны открываться по одному в год, быть финансово устойчивыми и за 4-6 лет выходить на самоокупаемость. Проект мультипликации модели «Березени» в июле-августе текущего года принял участие в конкурсе, проведённом Фондом региональных социальных программ «Наше будущее».

В конкурсе приняли участие 32 социальных предпринимателя, прошедших сито жёсткого отбора на предмет полного соответствия идеологии и принципам социального предпринимательства, адекватности бизнес-плана современным реалиям. Только три предприятия стали победителями. «Березень» рассчитывает на 4 500 000 рублей финансирования в ближайшие 5 лет, и это только начало.

Для справки - в Туле и области 170 000 инвалидов, из них больше 63 000 – ограниченно трудоспособные, то есть готовые работать, но не могущие найти себе место люди. А пенсия по инвалидности в редких случаях приближается к 4 000 рублей. Так что у Фонда в сотрудничестве с Еленой Костяновской впереди ещё масса добрых дел. Кстати, «березень» – это славянское название первого весеннего месяца - марта, месяца полного надежд и ожиданий.

 

Специально для портала "Новый бизнес: социальное предпринимательство"

Декабрь 2008

http://www.nb-forum.ru/interesting/stories/trudnyy-put-v-mir-ravnyh-vozmozhnostey.html



 

Автор: Игорь Ядрошников

Назад

© Тульская региональная общественная организация «Центр социальной реабилитации инвалидов «Березень», 2017

Разработка сайта "Интернет-проект" по технологии Web-canape

Главная | Карта сайта | Обратная связь

Тел.: +7 (4872) 33-97-80
г. Тула, ул. Болотова, д. 69